Что изучает словообразование?

Активный словарный состав языка постоянно меняется, и появление новых слов происходит либо за счет заимствования их из других языков, либо за счет преобразования старых. Иначе наш словарь был бы сравним со словарем Эллочки Щукиной или, в лучшем случае, Фимы Собак. На наше счастье, в русском языке постоянно происходит процесс словообразования, а занимается его упорядочением и исследованием одноименный раздел языкознания. Уже из названия понятно, что изучает словообразование: закономерности словопроизводства, состав и способ образования лексической единицы.

Появившиеся в процессе словообразования новые слова всегда оформлены как часть речи со всеми ее грамматическими признаками. Слово – самостоятельная единица, образованная несамостоятельными частями – морфемами. Слово обязательно представляет собой часть речи, морфемы лексико-грамматически не соотносятся. Обязательной морфемой является корень – без него существование слова невозможно. Вспомогательные морфемы в русском языке – приставки, суффиксы, интерфиксы, циркумфиксы; в других языках существуют и другие аффиксы.

Существует множество моделей словообразования. Одна из самых простых – аффиксация: слово образуется посредством соединения корня и вспомогательных морфем. К примеру, свет – светлый, светает, просветление, просвещение, отсвечивать, светофор. От одного корня, образовавшего существительное, происходит множество слов с самыми разными грамматическими признаками, относящихся к разным частям речи. В нашем примере интересно слово “светофор” – происходящее от русского корня “свет” и латинского корня “фор” с помощью интерфикса “о”: буквально “несущий свет”.

что изучает словообразование

Сложение – модель словообразования, при использовании которой из двух или более корней с помощью соединительной гласной, дефиса или без них образуется новое слово: шкаф-купе, красно-черный, грязеводолечебница, Ленинград. К сложению близка аббревиация – производство новых слов путем сложения сокращенных: “политрук” – “политический руководитель”, “стенгазета” – “стенная газета”, “ПДД” – “правила дорожного движения”. Складываться в этом случае могут начальная часть одного слова с другим целым, обе начальных части, сокращенные до букв или слогов основы. К аббревиации относится и образование новых слов путем простого сокращения, преимущественно в разговорной лексике: “спец”, “комп”, “вел”.

Интересна и субстантивация – переход из прилагательного в существительное: к примеру прилагательное “горячее”, характеризующее конкретное блюдо, со временем стало использоваться и как существительное “горячее” для обозначения группы горячих закусок: “Официант, горячее за третий столик!”. То же относится и к парам “рабочий (люд, человек) – рабочий (простой рабочий)”, “выходной (день) – выходной” и многим другим словам. Адъективация предполагает переход из причастия в прилагательные: “блестящее выступление”. Часто фиксируется переход в наречия существительных (“началось в колхозе утро” – “приеду утром”), деепричастий (“загорать, лежа на спине” – “читать лежа”). Вообще слов-перебежчиков в русском языке немало, но все они приобретают признаки новой части речи.

Лексико-синтаксическая модель словообразования предполагает сращение составляющих словосочетания: “вечно зеленый” – “вечнозеленый”, “сего дня” – “сегодня”. В отличие от морфологического сложения, когда объединяются в одно разные слова или их корни, при сращении не происходит морфологических изменений, и всегда можно подобрать синонимичное распространенное словосочетание: “сумасшедший” – “сошедший с ума человек”. Осложняться такой вариант может суффиксально (особенно это характерно для современности), и в результате могут появляться “ничегонеделание” и “сногсшибательный”. В этом случае способ производства слова будет уже лексико-синтаксическо-морфологическим.

Кроме того, в русском языке слова образовываются и лексико-семантическим способом. С течением времени некоторые однозначные слова под влиянием новых процессов и явлений в обществе распадаются на омонимы. Когда-то пионерами называли первопроходцев (от французского pion), в советское время пионерами стали члены известной детской организации, и именно это значение мы сегодня и используем. То же самое произошло со словами “удел” – ранее так обозначались земли русских феодалов, в современном языке “удел” – судьба, участь. Кстати, это относится не только к архаизмам: так, “титан” в современном русском – это и персонаж античных легенд, и сплав металлов, и устройство для нагревания воды.

В результате длительного употребления в определенном контексте собственные имена могут переходить в нарицательные, образуя новые слова с отличной от производящего орфографией. Пример тому – оргтехника фирмы Xerox, одной из первых пришедшей на российский рынок. Русской транскрипцией названия “ксерокс” стали называть все копировальные аппараты независимо от их производителя. То же самое произошло и с брендом “Pampers” компании P&G: невзирая на то, что под этой маркой выпускались и другие товары для детей, впитывающие трусики в России называются “памперсами”. В советское время это случилось и с шампанским: любое игристое вино даже и местного производства по названию относилось к напитку из французской провинции Шампань. В современном русском языке такие производные слова уже приобрели иные значения и используются только в них, потому и пишутся в русской транскрипции.